Category: литература

Дорога к поэту.

Замечательная svekresha всколыхнула мне душу постом про крымские дороги. Воспоминания, что называется, нахлынули. Дороги в Крыму действительно очень живописны в любое время года.
Вот ноябрь, или конец октября. Коктебель. Мы гуляем по набережной.
DSC08678
Коктебельская галька. Когда-то здесь находили самоцветы, сердолик, например. Перебирать камешки - совсем не детская забава. Взрослые тоже очень любят это делать. И известные взрослые тоже. Например, Максимилиан Волошин.
С одной стороны поселка - древний вулкан Кара-Даг, там тоже потрясающие дороги, я о них уже писала.
DSC08675
Преградой волнам и ветрам
Стена размытого вулкана,
Как воздымающийся храм,
Встает из сизого тумана.
Collapse )

Шоппинг, кто ж его не любит!

Сначала долго долго бродишь по городу. Впитываешь его в себя, узнаешь, ощущаешь эманацию (вообще не люблю такие слова, но звучит ничего).
DSC01219
Вглядываешься в лица прохожих, особенно местных. Это очень важно, какие они, аборигены. В Эдинбурге все улыбаются.
А еще там все очень закалённые, ходят почти раздетыми, особенно детки, хотя на улице обычно прохладно. Если одет - значит турист.
Collapse )

"Детство" в витринах Дома книги.

Все москвичи знают этот магазин на углу Б.Дмитровки и Камергерского - Дом педагогической книги. Сюда мы, советские школьники, приезжали за дополнительной литературой, учебниками по-английскому, атласами и контурными картами. Работать магазин начал с 1945 года.
20191201_154901
У дома, в котором работает магазин, длинная жизнь и сейчас я вам её перескажу. А оформлением к рассказу будут фотографии витрин магазина, где выставлены замечательные скульптуры на тему "Материнство". Заранее извиняюсь за плохое качество, мешали блики на стекле, новогодние гирлянды. Но скульптуры и взаправду интересные. Приглядитесь...
20191201_154912
Автор всех этих работ ныне москвич Олег Георгиевич Закоморный, заслуженный художник Российской Федерации.
Его работы также можно увидеть в Доме книги "Москва", Музеоне, Музее Космонавтики, в Тимирязевском и Дарвиновском музеях.
Collapse )

Литературный некрополь. Воронеж.

Оказывается (вот польза туристической поездки - ничего читать не надо, тебе всё рассказывают), с Воронежем связаны имена очень многих известных людей. Здесь жили и работали Бурденко, Вавилов, Докучаев, Мосин, Северцов, Ахматова, Войнич, Мандельштам, Гайдар, Шолохов, Лермонтов, Горький. Здесь родились или провели детские годы Бунин, Веневитин, Кольцов, Никитин, Маршак, Платонов, журналист Песков, Менглет, Троепольский. И многие другие.
Кто-то здесь и похоронен. Нам рассказали о некрополе писателей. Вечером, отправив детей ужинать, мы пошли к этому некрополю. Очень странное место. Нам сказали идти к цирку.
20191122_201029
Collapse )

Он больше, чем поэт

Я ждал страданья столько лет
Всей цельностью несознанного счастья.
И боль пришла, как тихий синий свет,
И обвилась вкруг сердца, как запястье.

Желанный луч с собой принес
Такие жгучие, мучительные ласки.
Сквозь влажную лучистость слез
По миру разлились невиданные краски.

И сердце стало из стекла,
И в нем так тонко пела рана:
«О, боль, когда бы ни пришла,
Всегда приходит слишком рано».

DSC08669
Collapse )

Пустячок, но приятно

Сегодня зашла в свой любимый книжный прикупить нового Пелевина. Дом книги Медведково - замечательный магазин. Уютный, большой, светлый. Есть потрясающий отдел подарков, классный канцелярский отдел, удобный фотоцентр, но главное - здесь огромный выбор книг различных издательств. Есть книги издательства Альпина Паблишер, например. Новинки лежат отдельно - очень удобно. Вот Пелевин, вот Акунин, вот новое издание Ахматовой, Мэнсон и новый путеводитель по Карелии.
Необычный ход - стол с книгами, завернутыми в непрозрачную обложку и цитатой из книги, получается такая интрига при покупке.
Очень люблю здесь кафетерий "12 столиков". Совершенно ответственно заявляю - здесь варят самый лучший в Москве шоколад, густой, ароматный, вкуснейший.
20190922_185836
И вот, зайдя в кафетерий, в котором всегда проходят выставки фотографий или картин, вижу афишу.
Collapse )

Осень. Дождь.

20190915_195924

Где нас застукал дождь... где древний шум воды...
и капли сквозь листву, как созреванье яблок...
Лишь только в этом суть, всё остальное ложь,
лишь только этот дождь, дрожь рук твоих озяблых,
плечей и тёплых губ, и тонкость, хрупкость тела
сквозь лёгкие и чуть промоченные ткани --
лишь только в этом суть, всё остальное слепок
с того, чтоб слушать дождь и смешивать дыханья --

где нас застукал дождь. Коры древесной складки
распахнуты, как взор ошеломлённых глаз.
И на скамейке лист "Внимание! Окрашено!"
темнеет от воды и рвётся на пазах,
и брызги звонко раз--бивающихся капель,
и эта теплота, идущая сквозь ткань...
лишь только в этом суть, всё остальное -- накипь.
Лишь только этот дождь... Шуми, не перестань
А.С.Б.
20190915_203452

Цветы Софьи Толстой

Софья Андреева Берс родилась 22 августа 1844 году в семье врача Московской дворцовой конторы. Как и многие другие дети того времени, Софья училась дома. Стоит отметить, что довольно приличное домашнее образование позволило девушке в 1861 году с легкостью сдать экзамен в Московском университете и получить звание домашней учительницы. 23 сентября 1862 года Лев Толстой и Софья стали мужем и женой. Как и у многих молодоженов, первые годы супружеской жизни были наполнены счастьем и пониманием. Софья Андреевна стала для Толстого тем глотком вдохновения, в котором он так нуждался. Как писал сам Лев Николаевич в своем дневнике: «Неимоверное счастье… Не может быть, чтобы это все кончилось только жизнью». Хотя после первой брачной ночи, опять же в дневнике, молодой муж написал: "Не то". Многочисленные гости, которые нередко бывали в Ясной Поляне, также замечали в кроткой Софье Андреевне светлого и доброго человека, в которого так сильно был влюблен Толстой. Говорят, некоторые критики довольно неоднозначно относятся к роли Софьи Андреевны в жизни и творчестве Льва Николаевича. Однако стоит отметить, что именно эта хрупкая женщина на своих плечах всю жизнь несла тяжелое бремя жены не просто гения, но великого человека.Collapse )

Просто стихи в День скорби

Птицы смерти в зените стоят.
Кто идет выручать Ленинград?

Не шумите вокруг — он дышит,
Он живой еще, он все слышит:

Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне,

Как из недр его вопли: «Хлеба!»
До седьмого доходят неба…

Но безжалостна эта твердь.
И глядит из всех окон — смерть.

И стоит везде на часах
И уйти не пускает страх.
А.Ахматова


Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.
Ион Деген